Меню Поиск

Депутат Госдумы подготовит законопроект об изъятии мотоциклов, ездящих без глушителя (интервью)

10.11.2015 14:21

Депутат Госдумы подготовит законопроект об изъятии мотоциклов, ездящих без глушителя (интервью)

Теги: Транспорт , автомобили , Мотоциклы , законопроект , Госдума

В Госдуму планируется повторно внести законопроект о немедленном изъятии транспортных средств у мотоциклистов, которые ездят без глушителя. Об этом, а также о штрафных санкциях за отказ пропустить машину «скорой помощи» и о планах по снижению стоимости проезда фур по федеральным трассам рассказал в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Марии Степановой первый заместитель председателя комитета Госдумы по транспорту Михаил Брячак («Справедливая Россия»).

Мария Степанова (М.С.): Михаил Васильевич, на днях Вы внесли законопроект, разрешающий удаленные медицинские осмотры водителей общественного транспорта. Когда планируется рассмотрение этого проекта в думе?

Михаил Брячак (М.Б): Как вы уже сказали, законопроект внесен, он уже проходит соответствующие процедуры. Я думаю, что в ближайшую пленарную неделю он будет отнесен по компетенции к одному из комитетов и начнется его детальная доработка. Законопроект очень нужен, сегодня мы имеем этому еще одно подтверждение – очень резонансное, трагическое ДТП, это тот автобус, который шел из Москвы в Ереван. Одна из версий, наиболее вероятная, это усталость водителя, что и стало причиной аварии. А телемедицинские технологии позволяют заполнить тот вакуум, который у нас есть. Медицинских работников на транспортные компании хронически не хватает, это очень заметно. Более того, медицинский осмотр иногда осуществляется довольно формально, поскольку людей, требующих осмотра, достаточно большое количество, и уделить внимание кому-либо персонально, с более глубоким изучением его состояния, не представляется возможным. Поэтому сегодня современные методики позволяют в удаленном доступе за короткое время провести полный медицинский осмотр, необходимый для того, чтобы водитель, управляющий транспортным средством и прошедший эту комплексную проверку, был абсолютно безопасен для себя и других участников движения. Причем эта методика может работать не только на предрейсовом и послерейсовом осмотре, но и на промежуточных станциях, где проходит маршрут автобуса. Уверен, что в ближайшее время этот закон будет принят, он даст очень серьезный эффект по снижению аварийности.

(М.С.): Ваш законопроект направлен на уменьшение количества ДТП на дорогах. С этой же целью Минтранс подготовил проект закона о повышении до 30 тыс. руб. штрафов за нарушение правил дорожного движения при переезде через железнодорожные пути. Как Вы оцениваете эту инициативу? Насколько она будет эффективной?

(М.Б): Я бы не торопился вводить такие серьезные санкции. Есть второстепенные железнодорожные пути, которые могут неделями или месяцами не использоваться железнодорожниками, там можно поставить инспектора. Министерству транспорта и всем нам надо подумать о том, чтобы максимально снизить количество точек соприкосновения железнодорожного и автомобильного транспорта, то есть должны быть переезды, максимально подземные и надземные. Они должны обезопасить дорожное движение, многие страны пошли по этому пути, это дало свой эффект. Нам тоже стоит так поступить.

(М.С.): Сейчас также обсуждается еще одно предложение, от Росавтодора. Там предлагают ввести единый штраф в 150 тыс. руб. для физических и юридических лиц при неоплате проезда за автомобиль массой свыше 12 тонн по федеральным трассам. Таким образом, этот штраф будет увеличен в 30 раз для физических лиц и снижен в три раза для юридических лиц. Как вы смотрите на эту инициативу?

(М.Б): Сегодняшние предложения по введению платы в части компенсации нанесенного вреда дорогам автомобильным транспортом общей массой свыше 12 тонн обсуждается горячо, и окончательного решения еще нет. Мы приняли в этих обсуждениях самое активное участие, и выяснилось, что плата и те нормы, в том числе штрафные санкции, являются пагубными для автомобильной отрасли и для экономики в целом. Мы это обосновали, провели заседание координационного совета, на нем высказались все участники автотранспортных компаний, общественных объединений и ассоциаций, автопроизводители. Мы еще раз заслушали представителя Росавтодора и компанию, которая разрабатывает и представляет ту программу, которая будет применяться при взимании этой платы. В итоге мы убедились в том, что методы, в том числе и штрафные санкции, а также сроки введения и ставки, неприемлемы. Лидер нашей фракции Сергей Михайлович Миронов на основании заседания координационного совета и его резолюции обратился к президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину, и сегодня мы уже знаем, что правительство преступило к пересмотру всех этих условий, в том числе ставки, она идет на существенное снижение. Кроме того, на определенный период снимается взимание штрафов, вводится тестовый режим. Мы понимаем, что надо содержать дороги и как-то компенсировать причиняемый им ущерб. Если какой-то дополнительный сбор нужен, мы, транспортники, согласны, но это решение должно быть взвешенным и не в ущерб отрасли. Иначе мы начнем собирать эти штрафы, сделаем дороги, но по ним некому будет ездить, мы «убьем» транспортные компании. Кроме того, сейчас нет механизма, как и по использованию МКАД в определенное время суток, - по взиманию платы с иностранных перевозчиков. В случае с МКАД получился непонятый механизм, когда иностранные перевозчики по МКАД могут ездить без всяких санкций, а наши перевозчики – нет. Поэтому сегодня мы очень серьезно боремся с этим. Думаю, что мы выиграем эту борьбу для того, чтобы минимизировать, и очень существенно, в разы, все санкции, в том числе и штрафные.

(М.С.): Как Вы считаете, какая должна быть плата для фур массой более 12 тонн, которые пользуются федеральными автодорогами?

(М.Б): Думаю, что в пределах рубля до полутора рублей. К тому же должен быть достаточно продолжительный срок, при котором новая норма будет работать в тестовом режиме, но плата взиматься не будет. Сейчас каждый второй, если не больше, попадет под штраф, в силу нестыковки программы. На сегодня не хватает даже датчиков, которые бы фиксировали эти фуры, и неизвестно, когда эти датчики установят. Также непонятно, как их стыковать с платежной системой, здесь много вопросов, которые на сегодня требуют адаптационного периода. Мы бы хотели, чтобы он составил два года.

(М.С.): Не так давно в Москве на Крымском мосту произошло громкое ДТП с участием автомобиля марки Ferrari, за рулем которого сидел 18-летний водитель без прав. В результате его оштрафовали на 15 тыс. руб. Насколько это справедливое наказание? Что нужно сделать, чтобы таких ДТП стало меньше?

(М.Б): Это происшествие, с моей точки зрения, не относится к дорожно-транспортному происшествию, хотя формально это ДТП. Это уголовное преступление, которое должно рассматриваться в уголовном порядке с лишением свободы, поскольку было покушение на жизнь и здоровье людей. Именно с этой точки зрения это ДТП и надо рассматривать. Но нельзя повышать ставки для добропорядочных транспортников, те же 30 тыс. руб. за нарушение ПДД на железнодорожном переезде, это много, неправильно. То же самое касается штрафов за неуплату или несвоевременную оплату проезда по автомобильным дорогам для водителей фур свыше 12 тонн, нельзя этого делать. Это работяги, которые кормят свои семьи, обеспечивают экономику, здесь нужно подходить с пониманием. А для жуликов, которые поступают так, как на Крымском мосту, должны быть самые строгие меры.

(М.С.): То есть Вы считаете, что штраф в размере 15 тыс. руб. за вождение без прав вполне адекватен?

(М.Б): Мы сейчас в транспортном сообществе обсуждаем термин «агрессивная езда». Его надо вводить. Этот норматив мы разрабатываем, будем определять меры наказания за такие вещи, как на Крымском мосту, вплоть до уголовного наказания. При любых обстоятельствах ДТП признаки агрессивной езды должны стать отягчающим фактором и предусматривать очень серьезные наказания. Агрессивная езда очень часто становится причиной дорожно-транспортных происшествий, и именно этот фактор на Крымском мосту и сработал. Это будет в виде законопроекта, мы над ним сейчас работаем, мы определяем, что такое агрессивная езда. Это так называемые «шашечки», которые можно будет зафиксировать с помощью видеонаблюдения, у нас ведь сейчас на всех улицах оно есть, не только у самих автомобилистов в виде видеорегистратора. И определить все элементы - трогание, невключение поворотника, резкое торможение без должных оснований. Это все мы сейчас формулируем, подгоняем нормативы и будем вносить. Там будут очень серьезные санкции. Причем тут надо отделить хулиганов от людей, которые стараются соблюсти правила дорожного движения, особенно в такой период, который мы переживаем сейчас. Общеэкономический спад предусматривает снижение любых ставок, поэтому мы сейчас стараемся минимизировать нагрузку на добропорядочных участников дорожного движения, без ущерба для безопасности дорожного движения.

(М.С.): То есть невключение поворотников может начать считаться агрессивным вождением?

(М.Б): Это элемент агрессивной езды. Это пренебрежение к окружающим, когда не включают поворотники при трогании с места, при перестроении, это элемент, несущий угрозу безопасности дорожному движению, причем это пижонство. Редко, кто забудет включить поворотник, обычно это делается специально, поэтому это надо ставить в разряд опасных проявлений и вводить санкции.

(М.С.): И какие должны быть санкции?

(М.Б): Штрафные санкции должны быть достаточно серьезными, порядка 10 тыс. руб. за такие нарушения, как невключение поворотника и исполнение маневра из несоответствующего ряда, что мы часто видим на дорогах. Они должны иметь высокие штрафные санкции.

(М.С.): А использование звуковых сигналов в городе, когда нет опасности возникновения ДТП, это тоже будет считаться агрессивной ездой?

(М.Б): Это уже, наверное, надо отнести к категории экологической - звук, выбросы. Особенно это касается мотоциклистов. Люди, которые снимают глушители, делают так называемые прямотоки, это люди, которые, видимо, не могут проявить себя ничем иным в мире. Когда этот мотоцикл трещит под окнами домов людей, которые спят, не могут уснуть дети, а чтобы нормально развиваться, они должны спать, особенно младенцы, а они спать не могут. Иногда человеку больному или уже в возрасте покой вообще прописывают врачи как лекарство, для него жизненно важно находиться в тишине, а этот мотоциклист лишает его покоя, и вообще хирургу, которому надо идти утром делать операцию, надо выспаться. Представляете, какая угроза и ущерб наносится жизни? Я вносил законопроект, к сожалению, он не прошел. Законопроект вводил жесткие штрафные санкции и в проекте заложен был механизм изъятия этих мотоциклов на штрафную стоянку до момента устранения причин там же, на стоянке. Пусть везут глушители, ставят на место. Звуки - это очень важный фактор и для больших городов это особенно важно, поэтому, думаю, я еще раз внесу такой законопроект.

(М.С.): Сейчас ваши коллеги, депутаты Госдумы от «Единой России» Владимир Плигин и Дмитрий Вяткин, разрабатывают новый Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) РФ, и одной из норм станет повышение штрафа за превышение уровня шума для водителей машин и мотоциклов до 3 тыс. руб. В вашем понимании это должно быть только изымание транспортного средства или же нужно вводить и повышенные штрафы для таких мотоциклистов?

(М.Б): Я с радостью поддержу такую инициативу. Что касается механических выбросов, подтеки масла, то это, конечно, тоже надо останавливать. Но тут тоже надо входить в положение людей, не все способны купить новый грузовик и его эксплуатировать, чтобы содержать семью. Тут можно подойти более лояльно. Не только санкционными мерами, но и лизинговыми, на более льготных условиях. И если у нас сейчас кредит за 20%, и ставки по акцизам, и ставки по налогу на транспорт, хотя одни принимаемые нормы по акцизам исключали транспортный налог, но получилось как получилось. Мы платим и за то, и за это. И в этих случаях, может быть, стоит посмотреть на то, как помочь этому грузоперевозчику купить автомобиль, у которого экологически чистый выброс.

(М.С.): Вы говорите о льготных условиях для водителей грузовиков, а о какой ставке идет речь?

(М.Б.): Думаю, что ставка могла бы быть 3-4%. Это вполне приемлемая цифра для государства, Центробанк не обеднеет, это точно. Развитие многих отраслей, если мы говорим о транспортной инфраструктуре, получилось бы существенное. Мы вообще очень сильно отстаем в развитии транспортной инфраструктуры, мы теряем огромные перспективы, которые нам наше будущее поколение не простит. Мы с вами входим немного в другую область, таможенное администрирование, но оно связано с транспортными вопросами, с грузопотоками. Сегодня транзитный потенциал России между Азиатско-Тихоокеанским регионом и европейским пространством дает очень серьезную возможность развить транспортную инфраструктуру, осуществлять через Россию огромные взаимные грузопотоки - это самый короткий и прямой путь. Но мы сегодня уже под угрозой того, что пути грузоперевозок пойдут в обход России, и это частично реализуется. Уже сегодня Казахстанские железные дороги, объяснив тяжелыми процедурами таможенного администрирования, новый Шелковый путь уводят в Литву. Это огромные деньги, возможности для развития инфраструктуры, территорий, промышленных производств, которые обеспечивают эту транспортную инфраструктуру, и сегодня, в силу такого коррупционного таможенного администрирования, грузы не идут в Россию. Это администрирование коррупционное в связи с тем, что отсутствует электронная таможня, которая принята во всем мире. Электронная таможня делает прозрачным весь процесс грузопотоков, но тогда воровать тяжелее. А отсутствие электронного документооборота позволяет воровать. Сегодня 2,5 трлн руб. бюджет Российской Федерации недополучает таможенных платежей, разворовываются таможенные платежи при оформлении грузов. Мы понимаем, что это коррупция на самом высоком уровне. Но вторая беда, что мы утрачиваем транзитный потенциал в силу той коррупционности в таможенном оформлении. И грузы, транспорт, пойдут через другие страны в обход России, из-за чего транспортная инфраструктура у нас будет развиваться с большим опозданием и проблемами. Из года в год государство выделяет средства на создание электронного документооборота, руководитель ФТС (глава Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов – прим. Агентства «Москва») обещает, что он будет введен, но по непонятным причинам он не вводится.
Мы проделали большую работу и выработали методики определения полноты собираемости таможенных платежей, выявив потери государства в 2,5 трлн руб. ежегодно. Мы эту информацию представили президенту, президент отписал ее председателю правительства, это было, кстати, несколько дней назад. И мы ожидаем решения. К сожалению, на сегодняшний день в России не было ни одного органа, ни одного места, ни одного человека, кто бы мог сказать точно, сколько таможенных платежей мы могли бы получить в прошлом и позапрошлом году с учетом тех объемов, которые у нас шли на экспорт и импорт. Мы применили зеркальную методику с торговыми партнерами, и теперь мы понимаем, сколько к нам пришло, а сколько таможня оформила. Как правило, от 40% до 60% товара исчезает. От отправленного товара в Россию по статистике не хватает 20%, по экспорту – 21%. Мы перепроверили эти потери по базе данных внешнеторгового баланса Центробанка и федерального казначейства, расчеты совпали. И когда мы начали разбираться, почему транзит не идет, почему у нас очереди на границах, оказывается, что все просто – нет электронного документооборота. А если такой документооборот ввести, сделать прозрачными все потоки, тогда и условия для таких хищений пропадут и наоборот хищения сейчас возможны из-за отсутствия электронного документооборота.

(М.С.): Правильно ли я понимаю, что обращение президенту было направлено депутатами Госдумы от фракции «Справедливая Россия»?

(М.Б): Четыре фракции, по два депутата от каждой фракции, вошли в рабочую группу, рабочая группа обратилась к председателю правительства, председатель правительства направил представителей заинтересованных ведомств в состав рабочей группы, которые имеют к этому отношение. Мы четыре месяца работали с привлечением Российской академии наук, ученых, также участвовали в этом Центробанк, Счетная палата. Ученые РАН провели эту большую аналитическую работу. По результатам работы обратился к Владимиру Владимировичу (президенту РФ Владимиру Путину – прим. Агентства «Москва») Сергей Михайлович Миронов (лидер «Справедливой России» - прим. Агентства «Москва»), поскольку это была наша инициатива.

(М.С.): Давайте вновь вернемся к теме транспорта. На днях депутат Госдумы от «Единой России» Вячеслав Лысаков предложил повысить стоимость ОСАГО в 5-10 раз для злостных нарушителей ПДД и отказаться от повышения цены на страхование для добросовестных автомобилистов. Как вы смотрите на эту инициативу?

(М.Б): Я поддерживаю Вячеслава Ивановича в этой инициативе, добросовестный участник дорожного движения с низкой аварийностью должен, конечно, платить меньше. И наоборот, тот, кто является потенциальной угрозой для безопасности дорожного движения, должен платить больше. Мне кажется, это абсолютно справедливо.

(М.С.): Не так давно вы предлагали ввести штраф в 10 тыс. руб. для автовладельцев за отказ пропустить «скорую помощь» с включенными маячками и звуковым сигналом. Работаете ли Вы над соответствующим проектом закона, когда он может быть внесен?

(М.Б): Внесем этот законопроект в осенне-зимний период, думаю, что эта поправка пройдет. Сегодня, конечно, это должно иметь какую-то профилактическую работу, наверное, с ГИБДД согласуем наглядные материалы, которые бы в этом направлении поработали. Здесь надо совмещать санкционную и профилактическую, разъяснительную работу. Но мы иногда имеем примеры, когда некие олигархи или считающие себя олигархами покупают машины «скорой помощи» для беспрепятственного передвижения собственной персоны по улицам городов. Поэтому водителей тоже можно понять, они же это знают, поэтому здесь нужно ввести санкцию за неправомерное применение спецмашин. Над этим надо подумать.

(М.С.): И какая, на ваш взгляд, должна быть санкция?

(М.Б): Очень серьезная санкция, немедленная конфискация автомобиля, лишение прав. Потому что дискредитировать «скорую помощь», жизненно важную для многих людей, нельзя. Вводить санкции надо самые жесткие.

(М.С.): Сейчас также большое внимание уделяется борьбе с террористическими угрозами, в частности, в московском метро усилен режим безопасности. Как Вы считаете, как следует усилить меры защиты транспортных узлов? Так, в числе версий крушения самолета «Когалымавиа» в Египте был назван теракт.

(М.Б): Конечно, это одна из версий. Сегодня требования ИКАО (Международная организация гражданской авиации – прим. Агентства «Москва»), международного свода законов, обеспечивающих безопасность полетов, достаточно совершены. При всем том, что мы сейчас все сопереживаем этой трагедии, надо признать, что нормы ИКАО максимально полны в требованиях по безопасности полетов. Вводить какие-то дополнительные нормы пока не появится еще что-то неучтенное в этих нормах, я бы считал преждевременным. Надо сказать, что эти нормы очень хорошо сейчас контролируются, например, уже ушли в историю те случаи, когда контрафактные детали появлялись и т.д. Поэтому надо понимать, что этот свод законов, обеспечивающий безопасность полетов, включил в себя практически весь опыт человечества, с момента, когда люди начали пользоваться летательными аппаратами. Он вобрал в себя все происшествия, все причины и инструкции по противодействию этим причинам. Надо еще, конечно, подчеркнуть, что воздушный транспорт как был, так и остается самым безопасным. Понятно, что эти события резонансные, но все же. Что касается автотранспорта, в законе о транспортной безопасности, который был принят в прошлом году, предусмотрены все меры для того, чтобы наземный и подземный транспорт, станции, перегоны были защищены с точки зрения террористических угроз. Поэтому, на мой взгляд, на сегодня в сфере транспортной безопасности существуют эффективные методы и меры контроля за их исполнением.

(М.С.): Меньше года осталось до конца созыва, есть ли что-то, что вы еще не успели и, может быть, советуете сделать будущему созыву?

(М.Б): Надо реализовать транзитный потенциал. Мы должны понять, что кроме огромных финансовых потерь, которые мы несем сейчас, мы крадем у наших будущих поколений выгодное геополитическое положение нашей страны, мы делаем это своей бездеятельностью и коррупционностью. У меня четыре года ушло на борьбу с коррупционным таможенным процессом, который губителен не только для транспортной инфраструктуры и для экономики в целом, это сегодня одна из самых больших угроз и проблем России – ее собственная таможня. Наверное, надо преодолеть наше отставание и постараться все-таки сохранить и реализовать геополитические преимущества России. Еще чуть-чуть и мы навсегда упустим транзитный потенциал.

(М.С.): Михаил Васильевич, а вы сами планируете участвовать в выборах в Госдуму в 2016 г.?

(М.Б): Я, исходя из консультаций с руководством партии, вижу, что меня будут выдвигать по спискам или округам. Видимо, будем пробовать войти в следующий состав Госдумы.

Рубрика: Политика , Транспорт

Связанные материалы:

09.11.2015 08:20

Законопроект о штрафах в 10 тыс. руб. за отказ пропустить «скорую» может поступить в ГД до конца года

Подробнее

09.11.2015 09:06

В комитете Госдумы против повышения штрафа до 30 тыс. руб. для водителей, нарушающих ПДД на ж/д переездах

Подробнее

10.11.2015 09:00

Госдума может установить штраф для автомобилистов в 10 тыс. руб. за неиспользование поворотников

Подробнее

10.11.2015 09:13

Депутат Госдумы предложил лишать водительских прав за незаконное использование машин «скорой помощи»

Подробнее

10.11.2015 09:19

В Госдуме предложили установить для водителей фур льготную ставку по кредиту на покупку грузовиков

Подробнее

10.11.2015 09:23

В транспортном комитете ГД предложили снизить стоимость проезда фур по федеральным трассам в два раза

Подробнее

10.11.2015 10:12

Депутат Госдумы подготовит законопроект об изъятии мотоциклов, ездящих без глушителя

Подробнее
Пожалуйста, укажите название Вашего СМИ/организации.
Или просто представьтесь, если Вы частное лицо:
Ок