Меню Поиск

Депутат Мосгордумы обратится к руководству метро с предложением использовать «ё» в названиях станций (интервью)

20.11.2019 13:30

Депутат Мосгордумы обратится к руководству метро с предложением использовать «ё» в названиях станций (интервью)

Теги: Мосгордума , Улицы , штрафы , СМИ , Русский язык

Депутат Мосгордумы, ректор Государственного института русского языка им. А.Пушкина Маргарита Русецкая намерена отправить обращение руководству столичного метрополитена с предложением обязательно использовать букву «ё» в написании названий станций. Об этом, а также о том, как следует обозначать городские объекты на уличных указателях, какие требования нужно предъявлять к ведущим новостей и стоит ли действительно штрафовать граждан за нарушение норм русского языка, парламентарий рассказала корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Екатерине Фоминой.

Екатерина Фомина (Е.Ф.): Маргарита Николаевна, добрый день! Ранее в Мосгордуме состоялось заседание комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям, участники которого обсудили вопросы соблюдения законодательства о русском языке, а также проблемы агрессивной информационной среды и избыточного заимствования иностранных слов, в том числе в официальной государственной документации. В своем выступлении вы отметили, что буква «ё» постепенно исчезает из московских топонимов. Как можно остановить этот процесс? 
 
Маргарита Русецкая (М.Р.): Нужно обратить внимание, что буква «ё» выполняет смыслоразличительную функцию, когда отсутствие точек приводит к изменению значения слова. Например: все и всё. Что касается станций метро, то сложилась некая традиция, что буква «ё» не используется. Но это вызывает затруднения, скажем, у иностранцев, изучающих русский язык, у туристов, а порой и приводит к искажению исторического названия. Так, бывшая станция метро «Планёрная» без буквы «ё» превратилась в «Планерную», и уже мало кто помнит изначальный правильный вариант.
 
Есть и положительные примеры: одна из недавно запущенных станций метро - «Тропарёво» - на всех схемах пишется с использованием буквы «ё». Показательно, что на остановках наземного общественного транспорта названия, как правило, содержат букву «ё», если она там должна быть. Я бы предложила Московскому метрополитену и тем компаниям, которые изготавливают вывески с названиями улиц, других городских объектов, все-таки использовать букву «ё». Мы сейчас готовим обращение к руководству метрополитена с рекомендациями комиссии Мосгордумы по культуре.
 
Сейчас строятся новые станции, например, «Хорошёво», «Мнёвники», и, если написать эти названия без буквы «ё», то люди, которые не живут в этом районе, скорее всего, будут называть их неверно.
 
Этот вопрос уже не раз поднимался - так отстояли букву «ё» в названии Савёловского вокзала, но это единичный случай. Конечно, замена уже существующих табличек - процесс постепенный, не единовременный, но таблички, схемы и указатели с наименованием новых станций должны изначально создаваться правильно.
 
Е.Ф.: Вы также назвали чрезмерным использование аббревиатур на уличных указателях. Планируют ли депутаты обсудить такой вопрос, считаете ли нужным установить определенные требования для использования аббревиатур?
 
М.Р.: Что касается аббревиатур - нужно отметить, что эта тенденция характерна для многих языков, не только для русского. Например, словарь сокращений и аббревиатур современного французского языка - это большой многостраничный том. Это проблема, которая существует объективно. В то же время, когда мы используем сокращения на указателях, это, конечно, создает ситуацию, когда человек не может сориентироваться, поскольку расшифровка аббревиатур вызывает трудности. Сами по себе такие указатели теряют свой навигационный смысл и желательно все же использовать расшифрованный вариант или другие формулировки, не содержащие непонятные аббревиатуры.

Это вопрос регулирования и законодательных требований. Для выстраивания простой и понятной городской коммуникации аббревиатуры в указателях нужно обязательно пересматривать, потому что надписи должны быть ясными.
 
Аббревиатуры, которые непонятны даже носителям языка и жителям города, нужно или расшифровывать, или не использовать на указателях, можно просто написать человеческое название места, например: «Большой театр» вместо «ГАБТ». Или, например, «Центр занятости населения Центрального административного округа» вместо «ЦЗН ЦАО» или даже «ИКО ГКУ ЦЗН ЦАО».
 
Е.Ф.: На заседании были представлены результаты исследования, демонстрирующие количество ошибок, которые в своих материалах допускают СМИ. Самой многочисленной оказалась группа, представители которой допускают одну ошибку на две страницы. В группе тех, кто допускает одну или две ошибки на одну страницу, оказались известные печатные издания и федеральное информагентство. Как можете оценить результаты исследования?
 
М.Р.: Возможно, это больше вопрос опечаток, а не ошибок. Рейтинг был составлен достаточно давно, и ситуация с теми СМИ, которые мы разделили на условные группы «отличников», «хорошистов» и «двоечников», могла измениться. Если говорить в целом о грамотности СМИ, то в соответствии с законом «О государственном языке Российской Федерации» при использовании русского языка как государственного, не допускается употребление слов и выражений, не соответствующих нормам современного русского литературного языка. В другой статье этого же закона, в ст. 3, к сферам использования государственного языка РФ относится продукция средств массовой информации.
 
Нужно говорить о том, что те СМИ, которые допускают большое количество ошибок, на самом деле нарушают закон «О государственном языке РФ», и это крайне негативная ситуация. Другое дело, что мер воздействия в нашем законодательстве по данному случаю не так много, это касается только использования нецензурной лексики или других явных проявлений несоблюдения норм русского литературного языка.
 
Что касается грамматических ошибок в речи ведущих и на телеканалах, то здесь, конечно, нужно предъявлять более строгие требования к ним, ставить этот вопрос перед самими сотрудниками телеканалов.
 
Е.Ф.: Выступая, депутат Наталия Метлина обратила внимание на невысокий профессионализм некоторых современных ведущих, отсутствие у них образования. На ваш взгляд, должен ли кандидат на должность телеведущего обязательно иметь профильное образование? Насколько важно проверять кандидата на знание русского языка?
 
М.Р.: К сожалению, действительно, мы зачастую сталкиваемся с ситуациями, когда нет необходимых профессиональных компетенций у телевизионных ведущих, журналистов, редакторов электронных ресурсов, блогеров. Но здесь мы не можем вмешиваться в редакционную политику, особенно, если речь идет о частных, негосударственных средствах массовой информации.

При этом готовность к рынку труда выпускника любого вуза должна быть понятна и измерима для работодателя. Именно для этого и создаются профессиональные стандарты. И потому мне кажется, что не только основы культуры речи, но и основы эффективной коммуникации в профессиональной сфере должны быть частью вузовских программ с итоговой аттестацией.

В школьной системе образования позитивные изменения, к счастью, уже происходят, об этом говорит введение экзамена по устной речи, который сдается после 9 класса. Основной государственный экзамен стимулирует повышение грамотности и культуры речи у школьников, но этим не стоит ограничиваться, необходимо предлагать и другие варианты решения вопроса.

Е.Ф.: Депутат Николай Губенко предложил штрафовать граждан за нарушение норм русского языка. Поддерживаете ли такое предложение? Как можно побуждать граждан бережнее относиться к русскому языку и отказаться от ненужных заимствований?

М.Р.: Это предложение не является принципиально новым, о нем давно говорят многие депутаты разного уровня. Сама идея в корне неверна, поскольку для того, чтобы штрафовать за нарушение норм русского языка, нужно к каждому гражданину, носителю русского языка, приставить «лингвистического полицейского», который бы отслеживал соответствующее нарушение. К тому же, если речь идет о семейном, бытовом, дружеском общении, то здесь не действует закон «О государственном языке Российской Федерации», в отличие от публичной коммуникации.
 
Возможно, стоило бы регулировать вопрос на уровне рекомендаций, например, предложить не пользоваться заимствованиями в таком количестве, как это сейчас делают. Отказаться от ненужных заимствований можно, но это сознательное действие каждого носителя языка, если он бережно и ответственно к нему относится. Другое дело, что полностью исключить из русского языка заимствования невозможно в силу многих обстоятельств, уже известных и многократно обсуждаемых. Заимствуются слова, которые просто более удобны для обозначения, скажем, новых реалий, изобретений, технических устройств, технологий.
 
Язык - живая система, которая со временем оставит то, что удобно и необходимо, а то, что не нужно, исключит из употребления. Так, в нашем языке остались слова из немецкого, французского, голландского и даже китайского и японского языков, которые сегодня мы уже не воспринимаем как заимствование. Сейчас поскольку мы современники широкого распространения англоязычных заимствований, то обращаем на них больше внимания. Может быть, наши дети и внуки впоследствии будут воспринимать их как привычные русские слова.
 
Е.Ф.: На заседании руководитель проекта «Слово года» в Государственном институте русского языка им. А.Пушкина Михаил Осадчий предложил провести ликбез для депутатов Мосгордумы с целью научить их корректно использовать слова и выражения русского языка. Считаете ли такое предложение целесообразным и нужным? 
 
М.Р.: Наш эксперт М.Осадчий говорил о том, что стоит провести ликбез для чиновников, в том числе, для депутатов Московской городской думы, для всех публичных деятелей, с целью научить корректно использовать слова и выражения русского языка и осознавать ответственность за сказанное. Самым главным пунктом здесь является именно осознание ответственности.
 
Люди иных профессий, нежели, к примеру, журналисты или юристы, часто не знают, что существует законодательно установленная ответственность за распространение сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию, а за распространение заведомо ложных сведений, то есть клеветы - даже уголовная. Если предположить, что об этом будет знать большее количество людей самых разных профессий, граждане будут бережнее относиться к своим публичным высказываниям.
 
Это интересная инициатива - предложить для московских структур курсы повышения квалификации по правилам публичной коммуникации. Это стало бы хорошим примером и для других регионов.

Рубрика: Политика

Пожалуйста, укажите название Вашего СМИ/организации.
Или просто представьтесь, если Вы частное лицо:
Ок