Меню
    Развернуть
    Закрыть
     

    С.Кузнецов: Решение об очередности развития набережных Москвы-реки может быть принято осенью (интервью)

    16.07.2015 13:25

    Московские промзоны и территории, прилегающие к Москве-реке, в ближайшие годы ждут серьезные изменения - именно на их градостроительное развитие делают ставку городские власти. В старых границах Москвы около 10% территорий находится в прибрежной зоне, четверть из них приходится на промзоны, а всего промышленные территории занимают более 17% от площади города. Уже разработана концепция развития набережных до 2035 г., с которой бюро «Проект Меганом» победило на международном архитектурном конкурсе в декабре прошлого года. В разработке находится около 30 проектов планировки промышленных территорий, на десяти площадках уже ведется строительство. О том, как развиваются эти проекты, как изменятся городские набережные, что ждет фабрики на Москве-реке и какие промзоны город планирует развивать в первую очередь, в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Екатерине Прокудиной рассказал главный архитектор столицы Сергей Кузнецов.

    Екатерина Прокудина (Е.П.): Развитие прибрежных территорий - это сейчас один из приоритетных проектов в Москве. До конца года вы планировали разработать стандарты благоустройства набережных. Можете чуть подробнее рассказать, что они предусматривают, и как изменятся набережные, когда стандарты примут?

    Сергей Кузнецов (С.К.): Мы разделяем понятие конкретных решений и понятие стандартов. То есть стандарты - это больше технический документ, набор рекомендаций, из которых можно уже компоновать конкретные проектные решения. Мы понимаем, что у нас набережные сегодня должны представлять из себя комфортный проход для пешеходов, комфортный проезд для велосипедистов - все эти вещи должны каким-то образом быть рассчитаны, осознаны, промоделированы. Мы понимаем, что Москва-река не может быть некой одной набережной, одного вида, которая пройдет по всем берегам - это невозможно сделать, везде есть разные исходные условия. Поэтому стандарты разрабатываются для разных типов набережных, в зависимости от берега. Они будут собраны в отдельный документ и при проектировании будут учитываться. У нас уже выпущены аналогичные стандарты по вылетным магистралям - вышла книга с набором технических требований, они уже работают.

    Е.П.: Это будет касаться и инвесторов, которые выходят к набережным? Я так понимаю, сейчас с ними такие вопросы решаются в частном порядке с учетом концепции «Меганома»?

    С.К.: Да, сейчас это решается в частном порядке, пока нет стандартов. Мы, конечно, распространим это на системной основе.

    Е.П.: То есть можно сказать, что с 2016 г. набережные будут обустраиваться по новым требованиям?

    С.К.: Для начала их надо утвердить. И, как показывает практика, любые стандарты после утверждения нуждаются еще в какой-то обкатке и доработке. То есть вряд ли прямо с начала года, но мы надеемся, что в 2016 г. они уже начнут работать.

    Е.П.: А сама концепция бюро «Проект Меганом», которую дорабатывают с момента объявления итогов архитектурного конкурса, когда ожидается в итоговом варианте?

    С.К.: Она, в принципе, уже доработана, уже на этой неделе может быть представлена. После того, как коллеги из профильных департаментов дадут свои комментарии, на уровне мэра она будет утверждена. Из нее произойдет несколько проектных документов, уже предметных - по первой очереди, где будет осуществляться развитие. И уже по ним пойдет работа. Надо понимать, что концепцию как документ мы не можем утвердить. Это не документ, это идеология, из которой пойдут конкретные документы. Поэтому утверждение концепции само по себе не есть некая отсечка. Мы понимаем, что идеология, в принципе, одобрена самим фактом создания этой работы. Для нас, на самом деле, сейчас главное - получить решение по первоочередным объектам, потому что это связано с объемами финансирования, городскими затратами. Уже дальше можно будет предметно говорить, какие участки, в какие сроки будут реализованы.

    Е.П.: Какие объекты должны войти в первую очередь?

    С.К.: Есть участки, которые нам кажутся важными, но пока решения не утверждены, об этом рано говорить. Решения по реке - и по очередности и организационные - это вопрос ближайших двух-трех месяцев.

    Е.П.: Одной из приоритетных точек еще на этапе разработки концепции было Строгино. Там работы могут начаться в ближайшее время?

    С.К.: По очередям и срокам пока нет никаких конкретных решений. Да, в Строгино предполагается делать разные благоустроительные мероприятия. Например, там были планы, связанные с очисткой воды. Просто надо понимать, что Строгино - это не место для активной застройки. Это рекреационная зона. Да, она была в приоритетах у нас в концепции, как пример того, что можно делать с зонами, уже зелеными по факту, которыми люди и так уже пользуются, - их просто нужно сделать более зелеными и комфортными. Это не вопрос развития в том понимании, что это новое строительство.

    Е.П.: Этой зоной будет заниматься город?

    С.К.: Городскими территориями, которые выходят на реку, будут заниматься профильные департаменты - смотря где чья зона ответственности.

    Е.П.: Когда обсуждалась концепция, много говорили о сложностях, связанных с тем, что прибрежные территории находятся в собственности города или у частных владельцев, а акватория принадлежит федеральным властям. Эту проблему уже удалось решить?

    С.К.: Да, есть вопрос организационной увязки. Проблема в принципе решается. Скажем так, у нас нет идеологических противников развития. Мы видим, что разные собственники и участники - все согласны с тем, что надо развиваться. Вопрос, каким образом это увязать, распределить затраты - это уже вопрос организационный, но будем этим заниматься.

    Е.П.: То есть все решается в частном порядке? Какой-то общей договоренности, например, с федеральными властями по поводу этих работ не будет?

    С.К.: Действительно, акватория у нас федеральная, но мы на нее особенно и не претендуем. То, что город должен чистить свои стоки - он и так их должен чистить. То, что мы работаем с берегом - коллеги к этому должны спокойно относиться. Поэтому мы просто пытаемся лишние границы вынужденно не переходить.

    Е.П.: В концепции во время конкурса также более детально рассматривалась Мневниковская пойма, где планируется строить Парламентский центр. На здание Парламентского центра провели отдельный конкурс, результаты которого в итоге отменили и теперь планируют провести повторный конкурс. Известно ли уже - он будет проходить также как первый, в закрытом режиме или схему могут изменить?

    С.К.: На данный момент, действительно, рассматривается повторное проведение конкурса в неком другом формате. Но мы там не главные - конкурс проводит управделами президента, так что окончательное решение будут принимать там.

    Е.П.: В целом концепция «Меганома» предполагает создание около реки 40 «портов» или «порталов», как вы их позже стали называть. Некоторые из них должны стать масштабными городскими общественными пространствами. Какие-то уже явно обозначены - например, Зарядье. А какие еще появятся?

    С.К.: Мы вообще будем называть это общественными центрами на реке. Строго говоря «порталы» - это что-то из «Звездных войн», а у слова «порты» есть четкое определение, которое не подходит под то, что мы делаем. Это, как правило, точки выхода значимого объекта, объекта притяжения к воде. Тушино, например, - это инвесторский проект. В Лужниках будет хорошая городская набережная, с развитием, со спортинвентарем.

    Е.П.: Раньше еще говорили, что около стадиона «Открытие Арена» тоже будет обустроено около 3 км набережной. Есть ли уже проект?

    С.К.: Да, в плане есть реконструкция набережной. Инвестор по обязательствам должен ее благоустраивать. Сейчас это просто кусок вообще никак не обустроенного берега, заросшего травой, а должна быть благоустроенная набережная, где можно заниматься спортом, проводить время. Я думаю, там будет спортивная составляющая. Место к этому располагает - большой спортивный центр рядом. Есть предварительные наброски, скажем так, но конкретной документации там еще нет.

    Е.П.: А еще где-то по реке планируются ярко выраженные спортивные участки?

    С.К.: Там, где есть длинные вытянутые парковые зоны, всегда будем стараться обеспечивать возможности для занятий спортом. Я считаю, что это принципиально важная вещь: участков в городе, где можно заниматься физкультурой и спортом свободно, бесплатно и с легким для этого доступом, должно быть чем больше - тем лучше. На ЗИЛе широкая набережная, где можно это сделать, большой кусок набережной в районе нефтебазы рядом со стадионом «Торпедо». Есть вся череда пространств - Нескучный сад, Воробьевы горы, где эта тема уже развита.

    Е.П.: Когда представляли проект развития Нагатинской поймы, говорили, что Южный речной вокзал будет реконструирован. Там могут появиться какие-то дополнительные функции?

    С.К.: Да, он должен быть реконструирован и использоваться как речной вокзал, это будет причал городского значения. В проекте планировки заложена общественная застройка на 15,5 тыс. кв. м. Там, в том числе была заложена какая-то коммерческая составляющая.

    Е.П.: А сроки реализации такие же, как по самой Нагатинской пойме? Могут ли завершиться работы в ближайшие 3-5 лет?

    С.К.: Лучше стараться, конечно, такую территорию делать сразу, чтобы потом уже не заходить со строительными работами.

    Е.П.: Сколько примерно на это может потребоваться времени, можете по годам обозначить?

    С.К.: У нас по годам «Москву-Сити» обозначали-обозначали и до сих пор не достроили. Поймите, это вещь очень сложная, она зависит от глобальной экономики. Технически сроки можно оценить - условно говоря, если завтра выйти и начать строить - за сколько закончить? В три года можно построить все. Но вопрос связан не просто с техникой процесса.

    Е.П.: То есть по Южному речному вокзалу пока нет понимания, как скоро пройдет реконструкция?

    С.К.: Пока нет. В теории это может быть довольно быстро сделано одной захваткой, но на практике все зависит от того, какое будет финансирование, какие будут планы у инвесторов - это сложно.

    Е.П.: Еще одна важная для города тема сейчас - это реновация промзон. При этом многие промзоны проходят по берегу Москвы-реки, часто это исторические фабрики. К ним сейчас город присматривается? И как вообще вы оцениваете перспективы развития фабрик на реке?

    С.К.: Действительно, в центральной части много фабрик, в том числе с историческим статусом. «Трехгорка» и «Красный октябрь» - это все фабрики, хотя они уже как фабрики и как промзоны не воспринимаются - это просто городские места притяжения. Я считаю, тут нет никакого единого рецепта. Я за то, чтобы все интересное сохранялось, даже если это статус памятника не имеет, если, конечно, это не хозяйственная постройка, которые строили во все времена. Здания с историей и с интересным дизайном, безусловно, дают дополнительное качество участкам, поэтому, безусловно, надо работать с историческим контекстом. Просто надо понимать, что у многих промзон никакой особой архитектурной ценности нет вообще. Если отойти от центра города, что вы там увидите? «Южный порт», или с другой стороны застройки завод им. Казакова (Первый московский приборостроительный завод им. В.А.Казакова на Кутузовском проспекте. - прим. Агентства «Москва»), или промзоны в Филях - это все развитие промышленности советского времени, когда уже не было вообще никакой темы архитектуры в проме. Поэтому говорить о том, что там надо работать с контекстом, просто не приходится. Фабрики заслуживают внимания, но это каждый раз индивидуальный вопрос. На ЗИЛе, например, все ценное выбрано и будет сохранено, но огромное количество просто цехов и очень утилитарных сооружений, которые не помогают в развитии территории - зачем их сохранять?

    Е.П.: Я так понимаю, по многим промзонам уже есть планы, но хочется понять, в каком статусе эти проекты?

    С.К.: На некоторые есть, но не на все, конечно. Это же очень не быстрый процесс, даже проектирование - уже не говоря о реальном строительстве.

    Е.П.: Если взять, к примеру, тот же «Красный октябрь» - у группы компаний «Гута» ведь есть разрешение на строительство?

    С.К.: Есть, но, видите, год за годом идет - ничего же не строится.

    Е.П.: Нет ли сейчас возвращения к этой теме?

    С.К.: А кто знает? На «Красном октябре» уже есть недвижимость, которая работает, которая приносит какую-то прибыль. Это плюс-минус устаканенная территория. Там есть свои потребители, свои посетители. Надо понимать, что для серьезного переформатирования надо, во-первых, все надолго остановить, а для владельцев это потеря прибыли. Когда эти потерянные прибыли вернутся - большой вопрос. Какая будет общая конъюнктура рынка, какая будет экономическая ситуация - от этого все сильно зависит.

    Е.П.: Еще было много разговоров о развитии территории Бадаевского пивоваренного завода, где большой участок предполагался под строительство.

    С.К.: Да, там тоже был участок и выданы градостроительные решения, но архитектуры пока нет, так что говорить опять же не о чем.

    Е.П.: А офис «Роснефти», под который был выделен участок на территории бывшей карандашной фабрики им. Сакко и Ванцетти и Бадаевского пивоваренного завода - там, как они заявляли, уже должна была разрабатываться архитектурная концепция?

    С.К.: Должна была, и они делали конкурс. Я так понимаю, что делались архитектурные предложения, но ни одно из них не одобрено, ни на чем не остановились. Видимо, поиск продолжается. Понимаете, это большая компания, которая от города в плане своих личных поисков и предпочтений, в общем, практически независима. Когда у них что-то появится, тогда, видимо, будем это рассматривать.

    Е.П.: Насколько вообще вы можете вмешиваться и влиять на планы таких крупных застройщиков и компаний?

    С.К.: Город, безусловно, может влиять - это всегда вопрос поиска компромисса. Просто бывают разные подходы. Кто-то хочет консультироваться сразу, с первого дня работы, и делать что-то, что будет заведомо понятно и ясно. По Рублево-Архангельскому, например, мы сразу вместе работали, начиная с архитектурного конкурса. А кто-то самостоятельно занимается проектом и показывает уже готовый. Понятно, что без нашей визы как города ничего не проходит никуда, но степень сотрудничества разная.

    Е.П.: Но, допустим, тот же офис «Роснефти» не обязан появляться, например, на Архитектурном совете Москвы?

    С.К.: На Архсовет объекты выносятся по решению нашей регламентной комиссии, по решению мэра или по решению руководителя Стройкомплекса. Будет такое решение - Архсовет будет смотреть. Но конкретно по офису просто пока нечего смотреть, нет готового продукта.

    Е.П.: В 2013 г. сообщалось, что на Лужнецкой набережной могут построить Дворец кинофестивалей - здание ММКФ. Тогда СМИ писали, что в Москомархитектуре есть предпроектные разработки. Эти планы сохраняются?

    С.К.: Там есть определенные идеи по градостроительному развитию - на территории заводов «Союз» и «Гелиймаш», но это пока не тема для разговора, популяризировать ее пока не предполагается.

    Е.П.: Так называемый «золотой остров» тоже пока преждевременно обсуждать? Недавно был объявлен конкурс на концепцию застройки Софийской набережной, какие еще планы на ближайшее время?

    С.К.: Там есть интересная территория ГЭС-1, по ней тоже были разного рода разговоры и идеи о том, чтобы развить эту территорию напротив Зарядья, но так как это все находится в ведении разных организаций, это не городское, то надо ждать инициативы со стороны этих организаций.

    Е.П.: То есть город не может прийти к ним со своей инициативой?

    С.К.: Как показывает практика, так, к сожалению, не работает. Все-таки город работает с теми, кто сам потенциально чего-то хочет.

    Е.П.: Часть промзон уже находится в процессе редевелопмента - самый яркий пример ЗИЛ, а есть ли какие-то участки, к которым сейчас присматриваются, чтобы заняться ими в ближайшее время?

    С.К.: «Южный порт» потенциально такая территория, которая будет искать своего решения, это сейчас один из таких фокусов внимания, она гигантская - там почти 1 тыс. га. В районе «Большого Сити» есть участки, которые еще так или иначе относятся к прому - я уже рассказывал, что это завод им. Казакова, вот эти места с ул. Кульнева и на Москве-реке эта промзона будет, я думаю, каким-то образом решаться. Даже завод им. Хруничева может каким-то образом развиваться и что-то у себя переделывать (Государственный космический научно-производственный центр им. М.В.Хруничева расположен на ул. Новозаводская недалеко от Филевского парка. - прим. Агентства «Москва»). Но пока это все на уровне теории, то есть мы понимаем, что тут пришло время принимать какие-то решения, но эти решения пока не приняты. В общем, зона северо-запада в районе так называемого «Большого Сити» и зона юго-востока, где «Южный порт», - это две точки, развития которых можно ждать раньше, чем остальных.

    Е.П.: Понятно, что нет конкретных планов, но с точки зрения идеи там что - опять жилье? Или все-таки там могут появиться какие-то значимые для всего города объекты?

    С.К.: С точки зрения экономики жилье, конечно, драйвер развития сейчас, потому что это рынком востребовано. Но везде есть что-то еще, ни одного проекта только с жильем вы не найдете.

    Е.П.: Например, на ЗИЛе есть квартал с музеями и комплекс водного спорта «Парк легенд». Что-то подобное будет появляться в других промзонах, которые подлежат реновации?

    С.К.: ЗИЛ - огромный проект. Понятно, что в проектах более локальных требовать таких вещей каждый раз сложно, хотя инвесторы сегодня понимают, что и культурная составляющая, и спортивная, и рекреационная - это все помощь в развитии территории, поэтому где-то еще что-то может появляться, конечно.

    Е.П.: Но пока каких-то идей, подобных открытию филиала «Эрмитажа» в Москве, ждать не стоит?

    С.К.: Я считаю, такая идея может быть реализована на ГЭС-1 (Государственная электрическая станция №1 им. П.Г.Смидовича на Раушской набережной напротив парка «Зарядье». - прим. Агентства «Москва»). Это очень интересный участок, потому что эта электростанция - историческое здание, ее нельзя снести полностью, но разместить там серьезный центр современного искусства, как в Лондоне «Тейт Модерн», например, и сделать вокруг интересный квартал - да, это тема, которая могла бы быть реализована. Сейчас сказать, что это будет сделано завтра, невозможно, но потенциально это место абсолютно такого формата.

    Е.П.: А насколько инвесторы интересуются такими предложениями? Как их можно завлечь на такие проекты?

    С.К.: Просто есть инвесторы с определенным культурным уровнем, которым это может быть интересно. Вкладывать при этом просто большие деньги без перспективы их возврата никто не будет. Поэтому такие проекты реализуются, когда есть некий баланс интересов - инвестор готов, и ему хочется этим заниматься, он не боится трудностей, но, понятно, что он должен и на чем-то зарабатывать. Тут вопрос поиска интересантов.

    Рубрика: Строительство

    Теги: Москва-Река , Набережные , Промзоны , Интервью

    Поделиться

    Тема: Концепция развития набережных Москвы-реки

    Другие материалы по теме: 21


    Пользовательское соглашение об использовании материалов Агентства городских новостей «Москва»



    Обратная связь закрыть

    Телефон редакции: 8 (495) 640-91-57
    Электронная почта: news.mskagency@gmail.com
    Адрес: 127137, г. Москва, ул. Правды, д. 24, стр. 2
    Форма обратной связи

    Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

    Пожалуйста, укажите название Вашего СМИ/организации.
    Или просто представьтесь, если Вы частное лицо:
    Ок
    x