Меню Поиск

Единая сеть диспетчерских центров неотложной медпомощи начнет работу по всей Москве летом 2015 г. (интервью)

07.05.2015 14:51

Единая сеть диспетчерских центров неотложной медпомощи начнет работу по всей Москве летом 2015 г. (интервью)

Теги: Скорая помощь , здравоохранение

В I полугодии 2015 г. департамент здравоохранения Москвы закончит формирование городской сети единых диспетчерских центров неотложной медицинской помощи, до конца года планируется дополнительно создать более 10 бригад «неотложки». Об этом, а также о том, как и когда вызывать «неотложку», чем отличается квалификация и компетенция сотрудников скорой и неотложной медпомощи и как получить дистанционную консультацию врача, рассказал в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Марине Юршиной главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С.Пучкова, главный внештатный специалист Депздрава по скорой, неотложной медицинской помощи и медицине катастроф Николай Плавунов.

Марина Юршина (М.Ю.): Николай Филиппович, в каких амбулаторных центрах на сегодняшний день уже существуют отделения неотложной медпомощи, а в каких еще предстоит создать? Сколько всего бригад?

Николай Плавунов (Н.П.): Всего в Москве 40 детских амбулаторных центров и 47 взрослых, и почти в каждом из них есть отделение неотложной медицинской помощи. Сейчас в городе работает 191 бригада, из них 89 детских и 102 взрослых. Конечно, есть планы по увеличению бригад «неотложной помощи». В этом году департамент планирует дополнительно ввести порядка 10-15 бригад, точное количество сейчас рассчитывается с учетом графика вызовов. Нагрузка на различные бригады в административных округах Москвы неравномерна, где-то, возможно, нужно будет добавить не суточную бригаду, а дневную, когда пик вызовов «неотложки». У нас есть статистика, мы знаем и часы пиковой нагрузки, и самые напряженные дни недели - это, преимущественно, будние дни с 10:00 до 15:00, и второй период - с 17:00 до 23:00.

М.Ю.: Сколько вызовов обслуживает сейчас «неотложка», а сколько «скорая помощь»?

Н.П.: В среднем бригады неотложной медицинской помощи делают 3-3,5 тыс. выездов в сутки, а «скорая» - порядка 11-12 тыс. выездов в сутки. При этом структура вызовов скорой медицинской помощи постепенно меняется в сторону увеличения вызовов в экстренной форме и уменьшения вызовов в «неотложной».

М.Ю.: Чтобы вызвать «неотложку», нужно звонить в свою поликлинику?

Н.П.: Варианта вызова «неотложки» два. Во-первых, через единые диспетчерские центры неотложной медицинской помощи. Чтобы эта помощь стала более доступной для населения, департамент здравоохранения совместно со «скорой» организовал такие единые центры. Раньше в каждой поликлинике сидел диспетчер и принимал вызовы, а сейчас в каждом округе создан один единый диспетчерский центр. В настоящее время все взрослые центры работают по такому принципу, а детских пока только четыре - на Северо-Востоке, Северо-Западе, Юго-Востоке, недавно открылся на Юге. Но мы в процессе организации остальных шести центров. Думаю, уже в самое ближайшее время - до конца I полугодия - мы эту работу завершим.

Второй вариант - через телефон «скорой помощи». Человек может позвонить на 103 и попросить прислать бригаду неотложки, это более быстрый и удобный путь. У нас есть специальный пульт, который работает с отделениями «неотложной помощи», все вызовы принимаются и передаются диспетчеру «неотложки» в электронном виде. Эта схема работает у всех взрослых центров и пока только у четырех детских, в будущем электронное взаимодействие будет налажено со всеми центрами.

М.Ю.: Диспетчер «скорой» сам принимает решение, «скорую» или неотложную бригаду отправить к больному?

Н.П.: Конечно, при обращении людей на «скорую» происходит медицинская сортировка в соответствии с поводом. Если диспетчер видит, что есть угроза жизни человека, то незамедлительно направит к нему бригаду «скорой», причем поедет та, которая находится ближе всех и как можно быстрее. Если не очень понятны жалобы пациента, то этот вызов переключается на врача-консультанта. У нас для дистанционных медицинских консультаций работает специальный консультативный пульт (в составе пульта - 15 врачей, в том числе четыре педиатра), вызов переключается в течение 1-2 минут. Врач уточняет жалобы и принимает решение - отправлять бригаду «скорой помощи» или перевести вызов на «неотложку». Все операторы имеют фельдшерское образование и соответствующий опыт выездной работы, то же самое врачи - это специалисты, которые имеют опыт работы в составе выездной бригады. Они очень быстро ориентируются в ситуации. Около 30% дистанционных консультаций, которые дают наши врачи, заканчиваются направлением бригады «скорой помощи».

М.Ю.: То есть люди звонят просто проконсультироваться, а в итоге к ним едет «скорая помощь»?

Н.П.: Конечно. Многие москвичи знают, что у нас работает такой пульт круглосуточно, и звонят с целью получить медицинскую консультацию. Например, человек звонит с головной болью, ее причина неясна, а во время консультации выясняется, что голова болит не первый день, есть головокружение, тошнота и другие симптомы нарушения мозгового кровообращения. Или человек обращается с жалобой на боль в спине, а выясняется, что болит в груди и рука немеет - признаки инфаркта. А если врач видит, что жизнь человека вне опасности, «скорая» не нужна, но к врачу обратиться все же нужно, то переключает вызов на «неотложку». То есть система ориентирована на обеспечение максимальной доступности медицинской помощи. Также врач-консультант может переключить обратившегося на оператора Единой медицинской информационно-аналитической системы для записи к врачу поликлиники. Все вышеперечисленные новшества внедрены благодаря тем ориентирам, которые задает в своей работе департамент здравоохранения столицы - приоритет пациентов и максимальная доступность медицинской помощи.

М.Ю.: Многие знают про «неотложку» только то, что она приезжает не как скорая за 10 минут, а в течение двух часов. В чем еще принципиальное отличие?

Н.П.: Во-первых, неотложная помощь оказывается только на дому. Во все без исключения общественные места выезжает только «скорая».

«Скорая помощь» снимает острое состояние - нормализует давление, восстанавливает сердечный ритм, проводит обезболивающую терапию, при наличии показаний - немедленно госпитализирует. Но при этом «скорая» не вправе назначить больному курсовое лечение или дать рекомендации по изменению схемы базовой терапии - назначенного ранее лечения. Это может делать только лечащий врач поликлиники или стационара. А врач «неотложки» поликлиники может скорректировать базовую терапию, при необходимости связавшись и проконсультировавшись с лечащим врачом.

Очень важный момент - врач «скорой помощи» не может выписывать справки и рецепты - но это может делать «неотложная помощь». Например, дать справку, на основании которой пациент откроет лист временной нетрудоспособности. Хочу подчеркнуть, что бригады неотложной медицинской помощи, так же, как бригады «скорой», работают круглосуточно.

Особенно хочу отметить, что никаких нормативов нахождения у больного не существует ни у «скорой», ни у неотложной помощи, это миф. Время определяется только состоянием больного. В среднем один визит составляет 35 минут, но это именно средние, а не обязательные показатели.

М.Ю.: Чем отличается комплектация машин «неотложки» от машин «скорой»?

Н.П.: Мы ни в коей мере не можем сравнивать оснащение «скорой» и неотложной помощи, потому что у них совершенно разные задачи - спасение жизни и сохранение здоровья соответственно. «Скорая помощь» - это универсальная медицинская организация на колесах, которая может выполнить практически любые сложные мероприятия, включая реанимационные, противошоковые, искусственную вентиляцию легких и так далее. На оснащении «скорой» - порядка 72 наименований медицинской техники и изделий медицинского назначения и 94 наименования лекарственных препаратов. Это в среднем, в зависимости от профиля бригады.

«Неотложка» не занимается реанимационными пособиями. Поэтому в машине неотложной помощи из оборудования есть только электрокардиограф, глюкометр и небулайзер (аппарат для ингаляционной терапии при нарушении дыхания), почти в два раза меньше наименований лекарств. Но у нее есть препараты, которые в случае необходимости позволяют оказывать медицинскую помощь до приезда «скорой». Если бригада приезжает на вызов и врач видит, что есть необходимость в «скорой помощи», он сам ее вызывает и обязательно дожидается, оказывая при этом медицинскую помощь. То есть происходит передача пациента из рук в руки. Правда, такие случаи крайне редки, у нас происходит очень эффективная сортировка обращений еще на этапе приема вызова.

Кстати, если говорить о немедицинском оснащении, то у машин «неотложки» на оснащении тоже есть навигаторы, которые позволяют контролировать их передвижение в режиме реального времени. Все бригады неотложной помощи находятся в той же базе данных, что и «скорые», и отображаются у нас на мониторах. Сейчас под руководством департамента здравоохранения Москвы формируется единое информационное пространство скорой и неотложной медицинской помощи, эта работа планируется к завершению в 2015 г.

М.Ю.: А есть ли отличия в квалификации и компетенции сотрудников «скорой» и «неотложки»?

Н.П.: Их тоже трудно сравнивать. Врач «скорой» - это специалист универсального характера, он должен оказать адекватную помощь при любом экстренном состоянии. Кроме того, отличается специализация бригад - у нас есть реанимационные, психиатрические бригады, акушерско-гинекологические, детские. Еще есть бригады экстренные-консультативные, это кардиологи, неврологи и инфекционисты, которые выезжают для консультирования и оказания помощи в те больницы, где нет специалиста соответствующего профиля.

На «неотложке» приезжает педиатр или терапевт. Фельдшеров там нет. Это очень квалифицированные специалисты, помимо обычной врачебной подготовки по специальности и аттестации раз в пять лет они проходят дополнительное обучение, тематические семинары. В этом году совместно с департаментом здравоохранения мы организовали для врачей «неотложки» постоянно действующий семинар. Для взрослых бригад он проводится на базе НИИ им. Склифосовского, для детских - на базе Морозовской больницы. Занятия проводятся раз в квартал, занимают 4-6 часов. Это обучающий семинар с теоретическими и практическими занятиями, разбором клинических примеров.

М.Ю.: Сотрудники «неотложки» оснащены такими же планшетами, как сотрудники «скорой»?

Н.П.: У бригад «скорой помощи» есть мобильный абонентский комплект, который позволяет в режиме онлайн принимать вызовы, видеть данные пациента, выбрать оптимальный маршрут к нему. Также через абонентский комплект бригада запрашивает в больницах место для госпитализации, мы ввели сейчас такой сервис в Москве. Раньше можно было только созваниваться с больницами, а сейчас у нас есть база по 25 нозологическим формам, которая обновляется в режиме онлайн. Например, если у человека заболевание без осложнений и нет тяжелых сопутствующих заболеваний, мы его везем в специализированный стационар, где в настоящее время есть свободные койки данного профиля. А если есть сопутствующие, мы подбираем дополнительно соответствующий профиль. Например, при диабете ряд заболеваний протекает в более тяжелой форме, и мы повезем такого пациента в больницу, где есть эндокринолог.

То есть мобильный абонентский комплект - неотъемлемая часть оснащения «скорой помощи». Сейчас мы занимаемся вопросом подключения этих комплектов к ЕМИАС и рассчитываем, что это произойдет уже в этом году, предположительно в IV квартале. Во-первых, можно будет посмотреть информацию о больном, пока «скорая» к нему едет, в во вторых - отправить информацию о вызове в поликлинику.

У «неотложки» тоже есть мобильные комплекты, аналогичные нашим по функционалу. Как только мы эту работу начнем на «скорой», следующим этапом будет подключение «неотложки» к ЕМИАС.

М.Ю.: В целом вы оцениваете разделение на «скорую» и «неотложку» как успешное?

Н.П.: Конечно. Во-первых, очень эффективна профильность вызовов, за счет этого нам не нужно наращивать количество бригад «скорой помощи», которые могут простаивать в ожидании поступления вызовов. С другой стороны, именно благодаря тому, что часть вызовов передается на «неотложку», мы имеем некий резерв, который при необходимости незамедлительно направляется на экстренные ситуации. Чем больше вызовов берет «неотложка», тем эффективнее работает «скорая помощь». Такая система принята не только в Москве, но и в других европейских мегаполисах и соответствует действующим нормативным документам.

Во-вторых, такое распределение уровней оказания медицинской помощи прежде всего идет на пользу больному. Нельзя лечить гипертонию вызовами «скорой помощи» или бронхиальную астму от приступа до приступа. Не нужно человека, у которого диабет без осложнений, при каждом случае повышения сахара везти в больницу. Эндокринолог амбулаторного центра посмотрит его и проведет коррекцию назначенной терапии. Для всех таких заболеваний нужно курсовое лечение под постоянным наблюдением врача. И здесь лучше всего справится неотложная медицинская помощь, так как между «неотложкой» и поликлиникой гораздо выше уровень преемственности. Чем эффективнее пациент наблюдается в поликлинике, тем ниже вероятность обострения хронических заболеваний или, например, развития простудных заболеваний, рост которых отмечается в осенне-зимний период.

Рубрика: Общество

Пожалуйста, укажите название Вашего СМИ/организации.
Или просто представьтесь, если Вы частное лицо:
Ок