Меню
    Развернуть
    Закрыть
     
    эксклюзив

    Российские мужчины чаще всего обращаются к пластическим хирургам с просьбой изменить веки и нос (интервью)

    25.01 19:32

    Главный внештатный специалист по пластической хирургии министерства здравоохранения РФ Наталья Мантурова считает, что в ближайшие годы пластическая хирургия может быть введена в систему обязательного медицинского страхования (ОМС). Об этом, а также о том, в каком возрасте женщинам стоит начинать задумываться о посещении пластического хирурга и какие части тела чаще всего хотят в себе изменить мужчины, Н.Мантурова рассказала в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Яне Стремужевской.

    Яна Стремужевская (Я.С.): Наталья Евгеньевна, идеал женской красоты постоянно меняется, из эпохи в эпоху появляются все новые ее каноны. Каков современный идеал женской красоты? Как, по-вашему, он будет меняться в будущем?

    Наталья Мантурова (Н.М.): Идеал женской красоты в России многогранен. Буквально пару лет назад женщины хотели иметь развернутые скулы, большие губы, высокие брови. К счастью, сегодня мы уходим от стереотипов и однобоких представлений о красоте. Наши пациенты стали больше обращать внимание на естественную красоту и гармонию внешности. Знаете, ведь сколько лиц - столько и идеалов. Пластический хирург должен подходить к пониманию идеала красоты не только теоретически, но и философски. Знание законов гармонии и структуры внешности человека, линий анатомических структур и их взаимосвязей дает возможность корректировать внешность, сохраняя при этом индивидуальность пациента.

    Я.С.: Когда женщина принимает решение сделать пластическую операцию, чем она чаще всего руководствуется? Какие мотивы движут ей?

    Н.М.: Мотивы могут быть самые разнообразные: недовольство своей внешностью, желание мужчины, веяние моды - все это имеет место. Но, как правило, основной мотив - это возрастные изменения. Именно они чаще всего приводят женщин к серьезным операциям по коррекции внешности. Со своей стороны, хотела бы сказать, что, конечно, каждый случай индивидуален. В молодом возрасте, когда имеются какие-то незначительные проявления, женщинам стоит делать не операции, а прибегать к малоинвазивным техникам, которые используются на уровне салонных процедур, дающих свежесть внешности и улучшающих качество кожи. Что касается замечаний, которые можно услышать от мужчины, подруги или соседки, то они являются, скорее, проблемами психологического характера. Пластические хирурги подготовлены к общению с такими пациентами. Для них, как правило, хирурги проводят совместную консультацию с психологами для того, чтобы не сделать лишнюю операцию человеку, если тот находится не на лучшем этапе своей жизни или в критической ситуации, связанной с обидой или недовольством. Через какое-то время ситуация и настроение изменятся, а операция - останется. Хорошо, если она выполнена удачно, а если нет, то одно недовольство будет провоцировать другое, уже более некомфортное для здоровья. Пластические хирурги - это, прежде всего, врачи, поэтому они должны думать не только о возможных изменениях внешности пациента, но, в первую очередь, о его здоровье. Лучше провести совместную консультацию с психологом, косметологом, гинекологом или любым другим профильным врачом.

    Я.С.: Возможно, существует какое-то психическое расстройство, при котором человек, сделавший несколько операций, не может остановиться? Как в таком случае следует вести себя пластическому хирургу? Как реагировать на неадекватные желания пациента?

    Н.М.: Если пожелания совсем неадекватные, то, конечно, отрицательным образом. Все должно делаться в пределах разумного. Вы же понимаете, что операции связаны с наркозом, который в любом случае отражается на общем состоянии пациента, поэтому увлекаться этим не стоит.

    Я.С.: В последнее время в России становятся все более популярными так называемые «сочетанные операции» - когда за один раз пациенту делают сразу несколько операций. Каково ваше отношение к этой практике? Чего в ней все-таки больше - пользы или вреда для пациента?

    Н.М.: Это симультанные операции. Это не очень плохо, но и не очень хорошо. Я считаю, что операции можно сочетать в том случае, если они не накладываются друг на друга. Например, если хирург выполняет коррекцию формы лица и одновременно делает операцию на нижних веках, то симультанная операция, конечно, - не самая подходящая практика. Ведь лицо - это не мертвая ткань холста или бумаги. Во время операции у пациента появляется отек, и врач может не сориентироваться в достаточном или недостаточном удалении избытка кожи в области нижних век. И если немного, буквально 1 мм, перебрать, то мы сразу же оставим видимость проделанной операции на лице. Самая тонкая и деликатная структура - это область век. Если на ней операция сделана неграмотно, то ее последствия будут бросаться в глаза. Поэтому лучше подождать, когда спадет отек, и потом уже браться за более тонкие структуры.

    Я.С.: А если сочетать разные области тела, например, области век и живота?

    Н.М.: Можно, но только не во время абдоминопластики: когда выполняется эта операция, мы так или иначе тревожим пациента. А во время выполнения операции в области век все должны просто замереть и не дышать. Когда проводится разметка пациента маркером, а затем - скальпелем, надо быть предельно осторожным. Мой учитель, Валентина Геннадьевна Змазова, до сих пор работающая в Институте пластической хирургии и косметологии на ул. Ольховская, говорила мне: «Так, все замрите: я взяла в руки скальпель, я выполняю разрез в области век. Это самое святое, что может быть на лице». Кстати сказать, мы сейчас стараемся по возможности избегать удаления избытков кожи в области век, потому что существует огромное количество средств для улучшения качества кожи, восполнения дефектов и возрастных западаний в области век, которые не требуют удаления кожи, без нанесения рубца.

    Я.С.: С какого возраста вы бы советовали начинать задумываться о хирургическом вмешательстве?

    Н.М.: Знаете, это очень индивидуально. Все зависит от анатомии и физиологии: у кого-то с молодого возраста мы наблюдаем очень глубокую носослезную складку, синие круги под глазами. С 29-30 лет, на мой взгляд, молодым женщинам можно начинать думать о тех или иных малоинвазивных процедурах. В более молодом возрасте, поверьте мне, этого делать не стоит. Вопрос этики для пластического хирурга - это отдельный разговор. Нужно быть честным человеком и профессионалом, чтобы отказать состоятельной женщине в желании что-то сделать. Ведь найти, что исправить, всегда можно.

    Я.С.: Что касается вузовской подготовки пластических хирургов, как сейчас обстоит с этим дело в России?

    Н.М.: Обучение происходит на базе кафедр государственных медицинских университетов. Есть и частное обучение. Но я склоняюсь к тому, что образование наиболее высокого качества все-таки предполагается на базе государственных вузов. Образование пластического хирурга начинается после окончания медицинского вуза по одной из хирургических специальностей, ординатура сейчас двухлетняя. Сегодня мы говорим о том, что ординатура должна быть ранжированной и достигать пяти лет. В 2016 г. стартовала специальная образовательная программа, разработанная ГМИИ им. А.Пушкина для наших ординаторов. Курс лекций по истории искусства, теоретические и практические навыки построения композиции, рисунка, скульптуры, правила золотого сечения… Все это позволит сформировать эстетическое восприятие будущих пластических хирургов. В 2017 г. мы планируем расширить наше сотрудничество с культурными институциями и запустить аналог образовательной программы, но уже с Эрмитажем. Конечно, принципиально важно, чтобы ординаторы имели возможность присутствовать на операциях, проводимых практикующими хирургами. Я возглавляю кафедру пластической и реконструктивной хирургии, косметологии и клеточных технологий РНИМУ им. Н.Пирогова. Образовательной и клинической базой кафедры является Институт пластической хирургии и косметологии на ул. Ольховская. Ординаторы кафедры в период обучения имеют возможность стажироваться и присутствовать на показательных мастер-классах ведущих пластических хирургов России и мира, проходящих в институте. Конечно, для них это уникальная возможность.

    Я.С.: Количество желающих поступить на эту специальность увеличивается?

    Н.М.: Увеличивается. Раньше все хотели быть космонавтами, сейчас все хотят быть пластическими хирургами. Поэтому мы и формируем образовательную программу таким образом, чтобы она была продолжительной и серьезной. Мы понимаем, что после двух лет ординатуры специалист еще не готов к самостоятельным операциям. Ведь это хирург, который возьмет в руки скальпель и будет формировать самое дорогое, что есть у женщины - ее внешность.

    Я.С.: Вы неоднократно говорили о том, что одна из основных задач пластической хирургии в России - это включение ее в систему ОМС. Когда этот шаг может быть осуществлен?

    Н.М.: Я хотела бы отметить, что пластическая хирургия состоит из эстетической и реконструктивной. Когда мы говорим о включении пластической хирургии в ОМС, то речь идет о реконструктивной, высокотехнологичной пластической хирургии. В 2017 г. мы будем активно заниматься этим вопросом. Мы уже сделали большой шаг к решению этой задачи - создали и утвердили терминологию пластической хирургии. Сегодня мы находимся на стадии завершения формирования номенклатуры медицинских услуг по пластической хирургии. Как только добьемся того, что эта номенклатура будет подписана и утверждена, мы будем находиться в состоянии ожидания включения нашей специальности в систему ОМС, после чего в штатном расписании ведущих медицинских центров появится пластический хирург - необходимая, на наш взгляд, единица. Мы надеемся на то, что этот вопрос будет решен в текущем году. Но загадывать я не хочу.

    Я.С.: Если говорить о мужской пластике, какие операции наиболее распространены? Что мужчины чаще всего хотят изменить в своей внешности?

    Н.М.: Чаще всего российские мужчины хотят себя освежить, а не изменить, хотят быть всегда молодыми и привлекательными. Как правило, это веки, потому что у мужчин совершенно другая структура кожи, она более плотная, грубоватая. Мы часто видим у мужчин жировые грыжи в области нижних век, в большей степени выраженные носослезные борозды. Вот с этими проблемами они чаще всего обращаются к нам, а мы пытаемся аккуратно это исправить, чтобы никто не заметил. Потому что мужчины очень требовательны в плане того, чтобы никто ничего не заметил. Еще мужчины у нас - народ агрессивный, воинственный, частенько участвует в кулачных боях и обращаются за коррекцией носа. Под «кулачными боями» я подразумеваю занятия спортом. Носы у мужчин более массивные и харизматичные, поэтому часто это сопряжено с нарушением дыхания. Поэтому в некоторых случаях цель заключается не в изменении внешности, а в улучшении дыхания.

    Я.С.: Еще недавно соотечественники, желающие изменить что-то в своей внешности, уезжали с этой целью за рубеж. Поменялось ли сейчас отношение россиян к нашим пластическим хирургам?

    Н.М.: Да, поменялось в корне. У нас большое количество качественных пластических хирургов, и они востребованы ежедневно. Это значит, что общество поверило в возможности наших докторов. Многие иностранные специалисты приезжают в Москву и другие города России, где выполняют операции. Наши пациенты с удовольствием обращаются к иностранным специалистам, но на родине, потому что ни сервис, ни условия, ни уровень оказания медицинской услуги ни в чем не уступает.

    Я.С.: Как в России обстоит дело с операцией по смене пола, насколько она популярна? Возможно ли вообще в нашей стране проведение этой операции? Если да, то какова ее стоимость?

    Н.М.: Я не могу вам сказать точную стоимость данной операции, я не знаю, не интересовалась этим. Я знаю, что в России есть специалисты, которые выполняют подобные операции. Мотивы пациентов, идущих на подобные операции, мне сложно объяснить, здесь больше вопросов к психологу. Но при согласии всех специалистов, которые допускают такие операции, они выполняются. Это очень длительный путь, который предполагает серьезные обследования и работу психологов. В России эта операция не очень популярна, но она есть.

    Я.С.: Посоветуйте, как выбрать хорошего пластического хирурга?

    Н.М.: Во-первых, надо обязательно с ним познакомиться и переговорить лично. Не надо доверять рекламе, картинке, надо обязательно приехать на прием и пообщаться. Есть какое-то седьмое чувство, которое вам подскажет. Но при этом не забудьте и не постесняйтесь задать необходимые вопросы для того, чтобы быть уверенными в том, что перед вами специалист высокого класса. Поинтересуйтесь его стажем работы, результатами: у каждого высокопрофессионального специалиста должен быть перечень и слайды с результатами его работ. Вы можете спросить наличие диплома, сертификата, обратить внимание на клинику - насколько она самодостаточна в плане вашей защищенности при проведении операции, соответствует ли она всем лицензионным требованиям. Вам обязательно должны предоставить перечень всех осложнений, вы должны быть ознакомлены со всеми подводными камнями проводимой операции. Если вам предлагают обследование перед операцией, рассказывают о качестве наркоза, показывают палату, операционную и отделение реанимации, тогда можно довериться врачу и клинике. Важно помнить: сделать операцию никогда не поздно, дайте себе возможность и время поразмышлять. Никогда не забывайте о себе, думайте головой и никого не слушайте.

    Рубрика: Общество

    Теги: Услуги , медицина , пластическая хирургия , Хирурги

    Поделиться

    Пользовательское соглашение об использовании материалов Агентства городских новостей «Москва»



    Обратная связь закрыть

    Телефон редакции: 8 (495) 640-91-57
    Электронная почта: news.mskagency@gmail.com
    Адрес: 127137, г. Москва, ул. Правды, д. 24, стр. 2
    Форма обратной связи

    Пожалуйста, введите текст изображенный на картинке внизу.

    Пожалуйста, укажите название Вашего СМИ/организации.
    Или просто представьтесь, если Вы частное лицо:
    Ок
    x